вход
Лучшее
Новое
Мои сообщения
Мои друзья
Мои фотографии
FAQ
опубликовала пост в сообщество Беседка
01 июн в 13:51

Белый аист летит, над белесым Полесьем летит
Белорусский мотив в песне вереска, в песне ракит".   Вот такой сегодня у меня гость!

опубликовала пост в сообщество Обратная связь
30 мая в 13:52

Где колокольчики?! Не работают уведомления!!!!

опубликовала пост в сообщество Обратная связь
23 мая в 11:52

Здравствуйте ! Почему не отображаются аватарки пользователе? Почему приходится по нескольку раз перезагружать страницу?

опубликовала пост в сообщество Беседка
21 мая в 20:24

Привет, Стасику от Муси! Любимый, я жду тебя!!!

опубликовала пост в сообщество Беседка
06 мая в 15:20

Алиме́ Абдена́нова (крымскотат. Alime Abdenanova; 4 января 1924, Керчь, КАССР, РСФСР, СССР — 5 апреля 1944, Симферополь, Крым, Третий рейх) — советская военнослужащая крымскотатарского происхождения, участница Великой Отечественной войны, резидент отдела разведки штаба Приморской армии. Герой Российской Федерации (2014, посмертно).

Во время Великой Отечественной войны осенью 1943 года красноармеец А. Абденанова была заброшена в Крым, где в составе разведгруппы действовала на Керченском полуострове и добывала сведения о немецких и румынских войсках, дислоцировавшихся в Крыму. В феврале 1944 года группа была раскрыта, а все её члены арестованы. После жестоких пыток и длительных допросов, она была расстреляна 5 апреля 1944 года.

Молодые годы Родилась 4 января 1924 года в пригороде Керчи (по др. данным в д. Джермай-Качи) в крымско-татарской семье Месельме и Сеит-Османа Борасановых. Отец работал на Керченском металлургическом заводе имени Войкова. Мать выросла в соседней деревне Маяк-Салын в бедной многодетной семье, и вышла замуж в 17 лет. В 1926 и 1929 годах у Борасановых родились ещё две девочки — Азифе и Ферузе. В 1930 году Месельме умерла от тифа, а годом спустя и Сеит-Осман. Детей приютила бабушка Ревиде и дядя Муедин.

Детство и юноcть Алиме прошли в деревне Джермай-Качи (по др. данным — Джермай-Кашик). Она с отличием окончила семилетнюю Камыш-Бурунскую среднюю школу имени Максима Горького, где её называли Аней. Стала работать секретарём в Узун-Аякском сельсовете Ленинского района Крыма. Позднее была назначена заведующей общим отделом. С 1940 года состояла вВЛКСМ.

После начала Великой Отечественной войны Алиме несколько раз подавала заявление с просьбой направить её на фронт, но ей отказывали, ссылаясь на то, что она — служащая исполкома. В то же время, на фронт были мобилизованы её дяди: Исмаил — позже погиб, Аедин пропал без вести близ Сталинграда, а Муедин — служил политруком пограничных войск, и после ранения работал заместителем заведующего сельхозотделом Краснодарского краевого партийного комитета. 16 ноября 1941 года штат исполкома Алиме был отправлен в Керчь, а затем в Темрюк. Она окончила трехмесячные курсы санитаров-инструкторов, и затем была призвана в армию Краснодарским РВК.

В разведке После освобождения Новороссийска и Тамани от немецких войск 16 сентября 1943 года, заместитель начальника штаба Приморской Армии по разведке генерал-майор Николай Трусов принял решение отправить опытных разведчиков в тыл отступавших вражеских армий. В район города Старый Крым была направлена разведгруппа «Баст», состоящая из Абрама Ивановича Полежаева, двух офицеров-разведчиков «Сторожук» и «Петров», а также шести разведчиков-диверсантов, с помощью которых в последствии в штаб было отправлено около 300 радиограмм с ценной информацией. Однако агентурная сеть покрывала не всю территорию Крыма, вследствие чего было решено отправить ещё одну группу. В то же время, Алиме поступила в разведшколу в Краснодаре, где до конца сентября изучила основы разведывательной работы и прошла парашютно-десантную подготовку.

В ночь с 2 на 3 октября 1943 года резидент отдела разведки штаба Приморской армии Алиме Абденанова (позывные «Аня», «Софие» — с крымскотатарского — «незапятнанная») с радисткой Ларисой Гуляченко (позывные «Стася», «Гордая») были высажены на парашютах с самолёта «ПО-2» в районе деревни Джермай-Качи Ленинского района, где проживала её бабушка Ревиде апте. При посадке вдалеке от места назначения Алиме повредила ногу. Для того чтобы выполнить обязанности по сбору информации о дислокации войск и техники противника, Алиме организовала подпольную группу под названием «Дая» из 14 проверенных жителей села, в которую вошли Абдуракъий Болатов, Хайрулла Мамбетджанов, Баттал Батталов, Неджибе Баталова, братья Сейфедин и Джеват Меннановы, Васфие Аджибаева и др. Сбор группы проводился тайно в доме дедушки Баттала, а разведданные передавались по рации в разведотдел Северо-Кавказского фронта. С первых дней работы Джермай-Качиской подпольной организации и до 19 октября вместо установленных по два в неделю было отправлено 16 сообщений, а за четыре месяца — более 80 радиограмм, благодаря которым немецкие войска понесли урон в живой силе и технике.

13 декабря 1943 года начальник 2 отделения разведотдела штаба Северо-Кавказского фронта майор Ацеховский представил А. Абденанову к награждению орденом Красного Знамени с формулировкой, что она, «работая в тяжёлых условиях, в момент эвакуации с Керченского полуострова мирного населения, не раз, рискуя жизнью, ежедневно разведывала перевозки войск и войсковых грузов по железной дороге Керчь – Владиславовка – Феодосия – Джанкой, а также перевозки войск автотранспортом в направлениях Керчь – Феодосия, Керчь – Джанкой». Генерал-майор Николай Трусов поддержал это представление, и 5 января 1944 года Военный Совет Приморской армии своим приказом удостоил Абденанову этой награды. Этим же приказом орденом Красного Знамени была награждена её напарница радистка Л. Н. Гуляченко, предательство которой вскоре стало причиной гибели Алиме.

Плен и смерть В феврале 1944 года члены подполья были ночью арестованы нацистами и брошены в Старо-Крымскую тюрьму. Несмотря на пытки никто не сказал ни слова, однако Гуляченко перешла на сторону врага и раскрыла местонахождение радиостанции. 9 марта у подножия горы Агармыш были расстреляны Абдуракип Болатов, Хайрулла Мамбетджанов, Сейфедин и Джеват Меннановы, Васфие Аджибаева умерла от пыток в камере, Наджиба Баталова расстреляна во дворе контрразведки. Алиме Абденанова подверглась пыткам при содействии предателей Михельсона, Зуба, Василенко, Круглова и Дубогрея. У неё вырывали ногти, ей перебили ноги, её обливали холодной водой, подвергали избиениям, непрекращающимся допросам. Однако попытки любой ценой выведать информацию оказались безрезультатными. 27 марта партизаны совершили налёт на комендатуру, освободив многих заключённых, но не нашли Алиме, так как она была отправлена в Симферополь (куда доставлена 3 апреля). За неделю до освобождения города Красной армией, 5 апреля 1944 года в возрасте 20 лет Алиме была расстреляна на окраине Симферополя в районе совхоза «Красный». Место захоронения неизвестно.

опубликовала пост в сообщество Беседка
06 мая в 14:39


    Осенью 1942 года в оккупированных селах и деревнях Борисовского района Минской области были развешаны объявления, в которых говорилось, что за поимку атамана десантников Е. Колесовой дается вознаграждение: 30 тысяч марок, 2 коровы и литр водки. Далее были указаны приметы командира партизанского отряда.

    Гитлеровцы были настолько напуганы действиями партизан, что группу девушек-партизанок из 9 человек приняли за крупное партизанское соединение.

    21 августа 1920 года в деревне Колесово Курбского района Ярославской области в многодетной семье родилась пухленькая, с карими глазами девочка.

«Леленька», - нежно называла ее мама.

     Девочка была здоровенькая, веселая, жизнерадостная, хохотушка росла не по дням, а по часам. Родители любовались дочуркой, самой маленькой в семье.

     Но вот в 1922 году горе пришло в семью Колесовых - умер отец. Мать осталась одна с малыми детьми, семья оказалась в затруднительном положении.

    В пятилетнем возрасте Лену взяли на воспитание Борис Савельевич и Наталья Михайловна Савушкины, жившие в Москве на Метростроевской улице. Наталья Михайловна была тетей Лены. После матери она стала ей самым близким человеком.

    В школе Лена была заводилой, даже мальчишки ее побаивались. В 6 классе она попросила назначить ее вожатой, и стала постоянно возиться со своими третьеклассниками.

Дядя Боря работал в исполкоме Коминтерна и вечерами рассказывал домашним о борьбе немецких коммунистов. Девочка с ранних лет возненавидела фашистов, и, кто знает, может быть, эти детские впечатления подтолкнули ее к трудному решению, пойти добровольцем на фронт.

     Что было в ее прошлом? Учеба в московской школе, поездки за город на лыжах зимой и купанье в Москве-реке летом, споры с подругами о книгах, о любимом литературном герое. Ей нравились стихи Виктора Гюго, кое-что она читала девчатам в отряде:

И слышится: «Прощай! Давайте ружья, жены!»
И женщины, тая горящие мукой взор,
Винтовки отдают, поцеловав затвор!

     Закончив Московский педагогический техникум, Лена работала учительницей младших классов в школе N 47 города Москвы, затем старшей пионервожатой той же школы, вступила в комсомол, вела общественную работу.

     Елена очень любила детей. Выросшая без отца и матери, она дарила детворе свою любовь и ласку. «Не шумлю на ребят, а спокойно веду с ними беседу. Долго говорю, откровенно, как с равными, по душам. Глядишь, притихнут, прислушаются и как будто станут добрее и сговорчивей...»

     Перед войной многие девчата записались на курсы медсестер; Лена не отстала от подруг, быстро научилась перевязывать раны, оказывать первую помощь пострадавшему. Мирный труд молодой учительницы был прерван.

      Когда гитлеровцы вероломно напали на нашу Родину, Лена решила добровольно идти на фронт. В райкоме комсомола добилась зачисления в партизанский отряд. Она писала друзьям: «За вас, милые друзья, которые вывели меня в люди, я полезу в огонь и в воду. Милые вы мои, как я вам благодарна, что воспитали меня действительно советской девушкой».

     Осенью враг подошел к Москве. Партизанский отряд, в котором воевала Елена Колесова, действовал в тылу немцев. По возвращении из первого похода, Колесова предложила организовать партизанский отряд, состоящий из девушек. Командование согласилось, и Лена была назначена командиром этого отряда. Скоро девушки были уже на задании.

     Отряд Колесовой громил полицейские участки, минировал дороги, устраивал засады, пускал под отсос железнодорожные составы, вместе с другими отрядами устраивал налеты на гарнизоны, расположенные в деревнях.

     12 марта 1942 года Лена писала Наталье Михайловне: «Ребята наши хитрые. 11 партизан выгнали из деревни целый батальон, так что немцы бежали в кальсонах, босиком, оставив все. А остальные партизаны поджидали их в засаде на дороге. Ну, от этого батальона ничего не осталось».

     После непродолжительного отдыха отряд Колесовой снова был направлен в тыл врага. 12 апреля она писала: «Уезжаем большим отрядом на продолжительный срок. Вот поработаем на славу! Пусть только попадутся сволочи на нашем пути, никто не уйдет. Алешка».

     Какие они были молодые, эти партизанки! Самой старшей, Наде Беловой, только что исполнилось 24 года. Она работала электросварщицей на московском заводе. Маленькой, с выцветшими от яркого огня волосами, ей дружно дали кличку «Старушка». Лене шел 21 год. Кто впервые назвал ее «Алешкой-атаманом», не припомнится, только это прозвище укрепилось за девушкой прочно. И она привыкла к нему, даже письма в далекую Уфу, куда переехали дядя Боря и тетя Наташа, Лена подписывала «Алеша».

     Отряд с самого начала преследовали неудачи. Во время высадки 3 девушки разбились насмерть. Посланные на связь Нина и Надя были выданы предателем. В этой обстановке Елена не растерялась. Она проявила себя мужественным и храбрым командиром, продолжала умело руководить отрядом. Твердость характера, выдержку, ясность понимания поставленной цели проявила Е. Колесова в решении многих вопросов в эти трудные для отряда дни.

     За девушками охотились каратели. Однажды им удалось выследить партизанок. Девчата, убедившись, что в деревне нет никого, спокойно подходили к околице. Но они ошиблись. Эго была засада. С чердаков застрочили, захлебываясь, автоматы. Никто из партизанок не растерялся, они заняли оборону и отстреливались. Дело осложнялось маленькой неприятностью: Нина Шинкаренко, переходя речку, провалилась и отстала. Она сидела на пригорке и выливала из валенка воду, а у нее в сумке были запасы гранат. Девушки стреляли редко, прицеливались. Берегли патроны. Подруг внезапно выручила Нина. Видя, что они оказались в беде, Нина Шинкаренко зашла в тыл к немцам и стала бросать гранаты. Фашисты попрятались, а этого только было и нужно. Девчат как ветром сдуло. Смеясь, запыхавшись, они встретились в лесу и торопливо направились в чащу.

     Она, Лена, любила делиться своими впечатлениями с приемными родителями. После этого похода, вернувшись в Москву, зашла в заколоченную комнату на Метростроевской улице и, стерев со стола густой слой пыли, написала на тетрадном листке: «Дорогие дядя Боря и тетя Наташа! Мне приходилось быть в тылу у немцев по месяцу, там население так мучается, что глаза не просыхают от слез. У крестьян буквально все отбирается, вплоть до детских чулок, которые солдаты натягивает на руки и говорят: «Гут! Гут!» На моих глазах офицер бегал с наганом за курицей по деревне. Мы, девушки, только могли посмеяться и подумать: вот тебе, сволочь, воевать с кем - с курицами да бабами. Он расхрабрился так, что решил один выйти из деревни, чего никогда не бывает с гитлеровцами. Ну, в трехстах метрах от деревни он нашел себе могилу от рук наших советских девушек».

     Все чаще и чаще партизанки выходили на дороги: подрывали автомашины, пускали под откос воинские эшелоны. Но девчат оставалось все меньше и меньше. Лена задумалась о пополнении отряда. В его состав стали вливаться белорусы - жители соседних деревень. Отряд уже насчитывал 25 человек. Все лето немцы в округе не знали покоя, они устраивали карательные экспедиции, но неуловимые партизаны исчезали бесследно. Короткие, деловые радиограммы из отряда Колесовой сообщали на «большую землю» об успехах: за период с мая по сентябрь 1942 года группа разгромила 6 полицейских пунктов, организовала 3 засады на большаках, где было убито 30 солдат и сожжена автомашина. Три грузовика были подорваны на проселочных дорогах. Под откос сброшено 4 вражеских эшелона с боевой техникой, солдатами и оружием. Совместно с соседними партизанскими группами девчата спустили с рельс 7 воинских эшелонов.

     На пути к железной дороге стоял крупный укрепленный пункт - деревня Выдрица - цитадель полицейских. Партизаны нескольких отрядов решили объединенными силами разгромить гарнизон в Выдрице. Командиры Григорий Сорока и Виктор Свистунов решили поберечь девчат и предложили им обеспечивать тыл. Но Колесова не согласилась. Она решила принять участие в операции. 10 сентября 1942 года начался бой. Полдня длилась ожесточенная схватка. Ни один полицейский не ушел живым, предатели были наказаны за измену Родине. Но в этом сражении погибла Елена Колесова. Девушку похоронили в деревне Миговщине на партизанском кладбище.

опубликовала пост
04 мая в 15:47
опубликовала пост
04 мая в 15:41

Моя клизьма-Муся!

опубликовала пост в сообщество Беседка
02 мая в 20:22

Сегодня 5 лет со дня трагедии в Одессе. Я помню , я скорблю. Одесса , я с тобой! Вечная память всем , кто погиб в Доме Профсоюзов!

опубликовала пост
01 мая в 17:29

Ничего не найдено

Copyright © 2004-2019 АО «ТНТ-Телесеть». Все права защищены

По вопросам, связанным с работой сайта, обращайтесь по адресу help@dom2.ru

Разработка сайта