30 июня в 12:20
Бельгийская пленница (житейская история) Когда подруга собралась замуж за иностранца, я хотела лишь одного: чтобы ей повезло. Даже свечку в церкви поставила... Конверт с гиацинтами С Леной Горчаковой мы вместе оканчивали филфак МГУ: она французское, а я русское отделение. На первом курсе Ленка даже успела выскочить замуж, и мои познания о мужчинах долгое время базировались на ее опыте. Но однажды она пришла зареванная: - Мы развелись... Лена выглядела бледной и едва не промахнулась мимо стула. - Ну и черт с ним! - не выдержала я. - Другого найдешь. Лучше! Да хоть француза, а? Знать бы, какую крамольную мысль я тогда подала Ленке, попридержала бы язычок. Но, видно, совпали какие-то шестеренки, и, спустя пару лет, Ленка, перебрав кучу агентств, стала обладательницей визы невесты. - Это письмо от Жофрэ! - размахивала она у меня перед носом конвертом, пахнувшим гиацинтами. - Он из валлонских бельгийцев, 38 лет, - тараторила она. - Инженер. В моих глазах Ленка тут же выросла до статуса инопланетянки. - Неужели поедешь? - едва выдохнула я. Факты… За 8 лет из России выехали более 330 тысяч невест (90 тысяч - в США, 100 - в Канаду и Австралию, 80 - в страны Западной Европы, 50 - на Ближний Восток и в Африку). Средний возраст невест - 19 лет. Стеклянные глаза Полгода я ждала от Лены вестей. Но однажды из Питера позвонила ее мама и сдавленно бросила: - Приезжай! Предчувствуя недоброе, через сутки я уже искала дом на Петроградской. Тамара Евгеньевна провела меня в комнату, где, глядя на меня стеклянными кукольными глазами и не узнавая, лежала бледная Ленка. Пока пили чай, Тамара хрипло рассказывала: - Как вернулась от своего бельгийца, находит на нее что-то. Врачи говорят, реактивный психоз. Когда падаешь с небес на землю, становишься уязвимым. Лена вернулась без кожи. Так мне тогда показалось. Даже спустя годы, когда по капельке из ее души стал выдавливаться яд случившегося, она так и не обрела себя. Пистолет в постели Брюнет с брюшком, Жофрэ Стрикер встретил невесту в аэропорту. Пока ехали по Брюсселю, Лена с любопытством разглядывала памятники, соборы, но голод уже брал свое. Обрадовалась ресторанчику неподалеку от "Манекен Пис" (писающий мальчик), но Жофрэ и не думал пригласить пообедать. - По традиции проказнику надо подарить трусики... - ухмыльнулся он и недвусмысленно сжал ее колено. Лена, по-своему поняв ласку, потянулась к любимому, но он, схватив ее за шею, как змею, пригнул к расстегнутой ширинке. И, задыхаясь от его пропотевшего тела, а еще больше от обиды, ей пришлось прямо в машине делать ему минет. Мехелен, где жил Жофрэ, оказался небольшим городком, дом - грязноватым вагончиком. Зато ложе было усыпано лепестками шиповника. Ну, конечно же, он ее любит! Ленка плюхнулась на диван и вдруг вскочила: под цветочным покровом лежал... пистолет! Жизнь по диким правилам - Вас это не насторожило? - допытывался у Лены психиатр. - А когда он требовал, чтобы вы несуразно одевались? - Тогда я на все была готова. Я была влюблена. Я... Факты… По оценкам экспертов: 15% западных женихов - маргиналы, 25% - аферисты, 7% - психически больные, 20% - импотенты и бывшие зэки. В ту ночь пистолет тоже лежал рядом с Жофрэ на тумбочке, и Лена решилась: - Это... Зачем? Он посмотрел на нее, как на дебилку: - А если воры По ночам он с оружием обходил свои владения, шарахаясь от теней, а ей на ум все чаще приходила навязчивая мысль: вдруг выстрелит в нее? Уходя на работу, он запирал ее на ключ, забрал паспорт, "чтоб не потерялся", а увидев, что она моет посуду под струей воды, чуть не ударил: - Это антибюджетно! Заткни раковину! Шли месяцы, Лена грустила, но старалась доказать свою любовь: натягивала на себя по требованию Жофрэ кислотные наряды, подбривала виски и закалывала дурацкие бантики, а еще скребла и чистила дом. Страшный треугольник - Это случилось вечером. Я стирала, приняла душ, вышла... - рука Лены дрожит, нащупывая сигарету. Жофрэ был не один. Рядом толклись два бугая. - Работодателей привез. Тебе ведь нужны деньги? - начал жених с ходу. Чернокожий сально заулыбался. - А делать-то что? - наивно поинтересовалась Лена, вызвав гомерический хохот. Жофрэ увлек ее в спальню. Она закрыла глаза, а когда открыла, взвизгнула: у дверей стояли двое. От ужаса у нее пересохло во рту. А память с молниеносной быстротой уже лепила из разрозненной мозаики дней дикую картину. Вот тогда до Елены остро и выпукло вдруг дошло: она здесь пленница, дом-работница, секс-рабыня. Никакой свадьбы не будет! Вспомнила, как, убирая чердак, наткнулась на кипу женских фото, а Жофрэ объяснил: это претендентки в жены. Но он выбрал ее, Лену. Она еще о чем-то успела подумать, прежде чем он вместе с чернокожим грубо навалился на нее сзади, и тело превратилось в дергающийся от боли нерв. Третий мужик, с минуту постояв не у дел, вдруг выпростал член и с удовольствием начал мочиться ей на лицо. Факты… За 7 лет на Западе без вести пропали 1700 российских невест, 17 покончили с собой, 45 убиты, 102 взяты в заложницы. Хочу домой! Ночь Лена провела в парке Мехелена. Куда идти? Кто без паспорта ей поверит? Лена опустила руку в карман и вдруг нащупала ключ. Как же она могла забыть? Мучитель велел, чтобы она полила грядки. Ступая как кошка прокралась в дом, нашла купюры и паспорт. Она уже уходила, когда налетела на табуретку. Раздался грохот, Жофрэ, схватив пистолет, стал палить наобум. Он наверняка задел бы ее, но Лене повезло, и она успела выскочить в ночь. В самолете на Санкт-Петербург ей стало плохо. С тех пор прошло 9 лет. Елена Дмитриевна Горчакова живет в Санкт-Петербурге. Замуж не вышла. Детей нет. Она инвалид: ее преследуют галлюцинации. Ухаживает за дочкой Тамара Евгеньевна. Она говорит, что Лена совсем не может слышать французский: плачет и зажимает руками уши... Комментирует старший научный сотрудник Института психологии РАН, автор книги "Соблазн эмиграции" Ольга Маховская: - Чаще всего нашим невестам с западными женихами и мужьями не везет. Дело не в разной ментальности (тут можно и подстроиться). Просто на заморский брачный рынок выходят, как правило, те, кого не выбрали сами западные женщины: импотенты, психопаты, а то и убийцы. Мария Рождественская
0
Пожаловаться